Российские операторы, в отличие от своих западных коллег, которые поспешили построить IP MPLS-сети, не торопятся перестраивать инфраструктуру, продолжая параллельно эксплуатировать SDH/TDM и IP-сети. О том, что мешает революционному переходу и когда абоненты смогут получать все сервисы по IP, рассуждали участники круглого стола журнала «Стандарт».
СТАНДАРТ: Российские связисты не спешат полностью переходить на IP- коммуникации. Это объясняется не столько консервативной законодательной базой и высокой стоимостью модернизации сетей, сколько отсутствием понятных и востребованных IP-сервисов для массового рынка. Какие преимущества для бизнеса оператора несет в себе переход на IP- технологии? Зачем полностью переводить свою сетевую инфраструктуру на IP?
Юрий Павлов, ведущий системный инженер отдела телекоммуникационных решений по операторам связи ЗАО «Энвижн Груп»: Меня удивило высказывание о том, что операторы не видят смысла в IP, так как нет востребованных IP-сервисов. Я наблюдаю иное: в течение последних шести-семи лет все наши проекты были связаны с построением или модернизацией существующих IP-сетей, а никак не с построением классических сетей SDH или ATM/ Frame Relay. То есть усилия операторов направлены на развитие IP и оказание услуг с использованием IP-протокола. Поэтому на вопрос, какие преимущества для бизнеса оператора несет в себе переход на IP, я бы ответил, что сам IP-протокол несет бизнес для операторов связи, как минимум ориентированных на массовый рынок. Представьте себе ситуацию, когда традиционный региональный оператор фиксированной телефонной связи не будет предпринимать усилий для внедрения IP. Со временем его прибыль будет только уменьшаться, потому что массово новые абоненты к услуге не подключаются, тарифы на телефонную связь зачастую регулируются государством, рано или поздно начнется отток абонентов с традиционной фиксированной телефонии в сторону более удобной мобильной связи. Соответственно такой оператор стремится развивать инфраструктурные решения и услуги на базе IP. Это дополнительный доход операторов. Ведь один из главных трендов сегодня, стимулирующий абонентов платить деньги операторам связи, - широкополосный доступ в интернет, а это основная услуга, которая базируется на IP-протоколе. Раз уж у оператора есть быстро развивающаяся IP- инфраструктура, возникает вопрос: стоит ли всю прочую инфраструктуру переводить на IP и когда это делать? Это тонкий момент. С одной стороны, IP- технологии гибкие, универсальные, позволяют оказывать конвергентные услуги. Но с другой стороны, IP-сети все еще менее надежны по сравнению, например, с SDH-сетями, потому что в них используются более сложные динамические контрольные протоколы, да и слишком интенсивно развиваются IP-технологии в последние годы, что не лучшим образом сказывается на стабильности работы кода операционных систем маршрутизаторов. Однако производители IP-оборудования все больше усилий направляют на увеличение надежности работы своих устройств и построенных на их основе сетей. Поэтому операторы постепенно мигрируют на IP-сети. Абонентов, которых устраивают традиционные сервисы, оставляют на существующей инфраструктуре, допустим, TDM. В том же случае, когда абонент запрашивает современные конвергентные услуги, оператор переключает его на новую инфраструктуру, то есть инициатором перевода является сам пользователь, поскольку для того, чтобы получить новый сервис, нужно переключиться на новую технологию. Новых абонентов сразу подключают к новой же инфраструктуре. Иногда оборудование просто устаревает, и оператор вынужден либо отключить абонентов, либо перевести их на другую инфраструктуру. Это еще один повод к переходу на IP. В отдельных случаях драйвером является законодательство. В частности, у нас есть заказчик, он оказывает услуги телефонии, но с принятием нового закона схема, по которой услуга предоставлялась, стала противоречить законодательству, и регулятор обязал его устранить несоответствие. На старой инфраструктуре это было технически невозможно, так как там еще стояли декадно-шаговые станции. Встал вопрос о новой технологии и ее экономической эффективности. И тогда компания, взвесив все «за» и «против», приняла решение внедрять NGN-технологию, а именно гибкие коммутаторы softswitch и голосовые IP- шлюзы на станциях, в телекоммуникационных шкафах на улицах, в зданиях, то есть полностью отказаться от TDM-инфраструктуры и перевести услугу телефонии на технологию IP. Олег Жаров, архитектор департамента сетевых решений и продуктов регионального отделения Huawei по России, Украине и Белоруссии: Я бы хотел добавить, в чем преимущество перехода на IP для операторов. В первую очередь, это унификация инфраструктуры, что помогает решить проблемы прибыльности бизнеса. Ведь сумма, которую оператору приносит заказчик, в последнее время снижается. Балансировать на грани прибыльности и обслуживать при этом еще несколько инфраструктур - старую TDM и новую, которая базируется на IP, - не каждый себе позволит, это дополнительные расходы. Поэтому одним из решений этой проблемы для оператора является создание общей конвергентной инфраструктуры, которая будет обслуживать все сервисы, базирующиеся на IP. Олег Лужнов, менеджер по развитию бизнеса отдела по работе с телекоммуникационными организациями Microsoft: Мое субъективное мнение, что темп роста объемов сетевой IP-инфраструктуры превышает темп роста объемов всех других технологий, тех же SDH или TDM. Технология IP помогает существенно увеличить эффективность и повысить утилизацию сетевой инфраструктуры по сравнению, например, с сетями SDH - для операторов это важный момент. Один из сдерживающих факторов полного перевода инфраструктуры на технологию IP - клиенты. По своему опыту могу сказать, что часто компании, например банковского сектора, неохотно переводят свою инфраструктуру на технологию IP, предпочитая пользоваться каналами SDH либо TDM. К этой же категории клиентов относятся и предприятия госсектора. Так как эти предприятия составляют значительную часть в портфеле заказов операторов, они не спешат полностью отказываться от инфраструктур, построенных на других технологиях. Павел Гореньков, управляющий ГК «Гарс Телеком»: Оператор изучает, какие сервисы востребованы на рынке, после чего решает, как оптимальнее реализовать на сети услуги и продукты. Как это будет называться - TDM или IP, - неважно. У нас есть и SDH-, и TDM-, и IP-сегменты сети. Мы не готовы к тотальному переходу на IP, поскольку в силу специфики работаем только на корпоративном рынке. Да, доля IP растет. Но, как уже отмечалось, и банки, и крупные корпоративные клиенты не хотят критичные бизнес-приложения отдавать в публичные сети. Неоспоримое преимущество оборудования и технологий, ориентированных на IP, в том, что за счет своего широкого распространения они очень быстро дешевеют. Поэтому эти решения, безусловно, привлекают оператора. Если мы вспомним, то TDM- и SDH-оборудование дешевело гораздо медленнее. Трафик растет очень быстро, но оборудование дешевеет все равно быстрее, поэтому бизнес по-прежнему остается прибыльным, и мы не чувствуем падения операционной доходности от услуг. Даниил Виняр, руководитель группы перспективных разработок ЗАО «Инфосистемы Джет»: Я бы поставил вопрос иначе: не какие преимущества несет переход на IP, а какие возможности может привнести. Прежде всего, это снижение операционных затрат (ОРЕХ). Павел (Гореньков, - прим. «Стандарта») справедливо заметил, что бизнес у операторов разный, и каждый принимает собственное решение. Если мы говорим о переходе - это значит, у компании уже существует инфраструктура, и компания осуществляет переход только в том случае, если это ей выгодно. Критерий очень простой: как только содержание существующей сети начинает обходиться дороже, чем строительство IP-сети, - оператор делает выбор в пользу перехода. То есть, как только ОРЕХ при эксплуатации новой инфраструктуры становится меньше, чем при эксплуатации старой, а прибыль больше - оператор переходит на IP-технологию. Герман Мызовский, ведущий специалист ООО «Сипнет Ру» (SIPNET): С момента основания мы предоставляем услуги связи только по IP-технологиям, никогда не владели традиционной сетевой инфраструктурой и не планируем ею обзаводиться. Деятельность неразрывно связана с публичным интернетом, что расширяет границы, но одновременно повышает риски в вопросах качества и отказоустойчивости. Но когда инфраструктурный оператор переводит своих абонентов на IP-коммуникации, речь идет не о виртуальном интернете, а о частной IP-сети. Это называется NGN (Next Generation Network) - мультисервисная сеть, ядром которой является опорная IP-сеть, поддерживающая полную или частичную интеграцию услуг передачи речи, данных и мультимедиа. Да, оператор местной телефонной связи и его абоненты могут ощутить преимущества сети доступа на оптоволокне по сравнению с медной парой: гибкое управление, высокая надежность, больший набор и объем услуг не в ущерб качеству и т. д. Поскольку NGN создается на транспортной сети оператора, новая услуга легко вписывается в консервативную законодательную базу. Но у оператора есть одна дополнительная мечта. Осенью 2009 года на научно-техническом совете в министерстве был представлен эпохальный доклад ЦНИИС на тему реализации NGN в России. При обсуждении доклада всех участников рынка интересовал только один вопрос: как быть с зоновой связью? Дело в том, что в концепцию IP-сети зоновый оператор никак не укладывается. Мне показалось, что местные операторы с удовольствием обновят оборудование и сеть доступа, только если принятие концепции NGN изменит порядок пропуска трафика. Сегодня у операторов отсутствует свобода выбора партнера, что для основной услуги гораздо важнее перехода на IP. Если же новая технология приблизит решение вопроса, появится дополнительный стимул для миграции. В России действуют 250 зоновых операторов - это инвестиции в легальную, востребованную услугу. Нельзя просто так взять и вычеркнуть зоновую связь, конечно, если вы не Skype. То есть вопрос перехода на IP рассматривается во многих плоскостях, где техническая составляющая - не самая главная. В целом движение к NGN абсолютно оправданно, особенно при подключении новых абонентов. В любом случае сегодня нет никаких побудительных мотивов для прокладывания медных пар новостройкам.
СТАНДАРТ: С какими трудностями сталкиваются операторы, которые переводят свою сеть полностью на IP?
Олег Лужнов, Microsoft: Перед компаниями, которые работают на операторском рынке, предлагают IP- транзит региональным или местным операторам, стоит очень серьезная проблема - удешевление трафика. С 2007-го по 2010 год стоимость регионального трафика IP упала в среднем в 11 раз, бизнес-кейсы многих операторов стали трещать по швам, ведь никто не прогнозировал столь стремительного падения цен. Что это влечет за собой? Прежде всего, вновь апгрейд сети. Конечно, оборудование дешевеет, но значительно медленнее, чем стоимость межоператорского трафика. Спрос со стороны клиентов тоже растет быстрыми темпами, и операторы вынуждены модернизировать сети в проактивном режиме: заранее предвидя ситуацию нехватки сетевой емкости, запускать проекты по увеличению мощности сети, закупать оборудование. Теперь, на мой взгляд, это становится все менее интересно магистральным операторам. Павел Гореньков, «Гарс Телеком»: Дальше все будет развиваться еще быстрее, потому что разница между Москвой и регионами в части развития инфраструктуры постепенно стирается. Еще два- три года, и московские цены на интернет будут мало отличаться от региональных. Это природа интернета. Здесь законодательство не то чтобы не является определяющим, оно пытается отслеживать ситуацию, но с опозданием на несколько лет, и ориентироваться на это не нужно. Если брать природу трафика, то из региона в Москву идет уже меньше половины. Проблем при переходе на IP я не вижу. Единственная проблема в том, что помимо IP-структуры приходится поддерживать TDM и SDH, потому что это требования корпоративных клиентов. Этот бизнес очень консервативен, он любит, чтобы новинки опробовали другие, а когда появятся надежные решения, подешевеет оборудование, будут наработаны практики и технологии, тогда он постепенно начнет на них переходить. Поэтому оператор, который работает на разные сегменты, может переходить на IP. Хотя про розницу мне сложно говорить, опасность этого сегмента бизнеса в том, что тарифы быстро дешевеют, и, вряд ли, абонент будет готов платить больше 500-1000 рублей, в зависимости от региона. Кроме того, существует контентная составляющая, и как пользователь будет распределять средства - какую часть отдаст оператору за «трубу», а какую за контент, - именно здесь, мне кажется, развернется основная битва. Даниил Виняр, «Инфосистемы Джет»: Проблема перехода на IP- инфраструктуру во многом заключается еще и в кадрах, и в эксплуатации. Небольшой оператор, начавший работу сразу с IP, с этой проблемой не сталкивается. У него нет, как у крупных операторов, унаследованной сети, сотрудников, которые годами работали по своим регламентам взаимодействия. Поэтому для крупных операторов переход на IP - более болезненный процесс. Даже если оператор мультисервисный и параллельно предлагает услуги доступа в интернет и другие сервисы, департамент, который эксплуатирует IP, - это отдельный департамент, живущий по своим правилам. Телефонистов, к примеру, по-прежнему лишают премии за потерю трафика, а то, что у айпишников пропала пара пакетов или возникла проблема с сигнализацией - мало кого волнует. Очень сложно наладить взаимодействие между этими департаментами, приходится создавать новые регламенты и правила работы. Герман Мызовский, «Сипнет Ру» (SIPNET): это риски. Взять, к примеру, мобильных операторов. Изначально у них сеть работала по технологии TDM, через нее шли голосовые вызовы, SMS и параллельно GPRS-трафик, для обслуживания которого работали отдельные люди, эксплуатировавшие GPRS-коды, - ведь те, кто работают с SMS, не знают, как устроен GPRS-порт. И вдруг им привозят MSC-сервер, в котором нужно настраивать шлюзы, контролировать их отдельно от softswitch. Им говорят, что этот сервер эксплуатируется так же, как «железо», но вдруг между одной и другой составляющей IP-сети возникает проблема, и люди, отвечающие за голосовые услуги, попадают в ситуацию, когда не понимают, почему у них что-то не работает. Это те риски, с которыми приходится сталкиваться каждый день, когда переходят с одной инфраструктуры на другую. Юрий Павлов, «Энвижн Труп»: В IP я вижу не риск, а возросшую сложность и ухудшение качества. В TDM- сети, если что-то перестало работать, тут же загорелась «красная лампочка», и даже низкоквалифицированный инженер сможет идентифицировать проблему - поймет, «куда идти» и «какой кабель подергать». В IP- сетях даже опытный инженер не сразу распознает первопричину проблемы, особенно если она проявляется эпизодически, потому что, с точки зрения эксплуатации, IP-сети более сложные. Только сейчас появляются стандарты и технологии, которые должны привести систему управления IP-сетей к такому же уровню, который достигнут в традиционных транспортных сетях. Тогда действительно будет постоянно отслеживаться доступность сервиса «точка-точка», автоматически выполняться корреляция событий и, если где-то что-то сломалось, будет виден список пострадавших абонентов, где и что не работает, чтобы оперативно реагировать. Незрелость технологий мониторинга IP-сетей тоже может останавливать оператора при полном переходе на IP. Даниил Виняр, «Инфосистемы Джет»: Когда-то самая лучшая телефония в мире была в Уругвае, поскольку ранее там просто ничего не было, никакой инфраструктуры. Для того чтобы произошел переход полностью на IP, нужно начинать с нуля. Павел Гореньков, «Гарс Телеком»: При построении и эксплуатации сети должен работать принцип разумной достаточности. TDM и с точки зрения эксплуатации, и с точки зрения оборудования дешевле, проще и практически никогда не ломается, а с IP постоянно что-то происходит. И клиенты соглашаются подключиться по IP исключительно под влиянием вендоров, которые их убеждают ставить IP-станции. Но я хотел отметить другое. Здесь уже прозвучало, что дешевый сервис не предполагает качества, a IP ментально считается дешевым сервисом. А если дешево, то может не работать, и это не страшно. Этот тренд наблюдается во всем мире, товары и услуги вынужденно дешевеют, а по мере удешевления теряют качество. Мы идем к тому, что сети еще долгое время будут оставаться гибридными. Под видео, «тяжелые» приложения и другой контент компании будут проводить апгрейд сетей, но, вряд ли, они будут модернизировать активно только потому, что обслуживание сети станет дешевле. У операторов остаются фрагменты старой инфраструктуры, которые они вынуждены поддерживать. Ведь если сразу перейти на IP, у оператора резко упадет качество предоставления сервисов на старых участках. Поэтому пока просто нужно следить за спросом: если количество клиентов IP составит 80%, то 20% оставшихся можно будет пожертвовать, чтобы не поддерживать другой сегмент сети. Сейчас во всех наших бизнес-центрах по умолчанию разворачиваются два узла - узел IP и TDM, и устанавливается телефонная TDM-станция (softswitch на сети уже развернут). Потому что это экономически эффективнее. Основные расходы у нас идут на подключение абонентов: строительство оптики, ее содержание и прочее. А какая технология при этом будет использоваться - неважно. Для нас главное прийти к абоненту, дать ему «трубу», по которой он может пользоваться чем угодно, у нас нет ограничений. И в этом плане мы уверены, что по-другому не бывает, - на корпоративном рынке клиент выбирает того оператора, с которым ему удобно. Абоненту достаточно «высунуть» голову, и ему тут же предложат несколько оптических кабелей. Олег Лужнов, Microsoft: Если затратная часть не является мотивирующим фактором полного перевода на технологию IP всей инфраструктуры операторов, может, глобальные, рыночные тренды будут являться более мощными аргументами. Например, развитие так называемых SaaS-услуг. В частности, не могу не сказать о выходе на российский рынок до конца 2011 года решения Office 365, которое является представителем семейства облачных услуг Microsoft. Может быть, такие сервисы будут подстегивать операторов к движению в сторону перехода на IP-технологии. Павел Гореньков, «Гарс Телеком»: Принцип работы оператора прост. У него есть инфраструктура, на которой он создает услуги, продает клиентам, подключенным к этой сети, и зарабатывает деньги. В последнее время трафик растет очень быстро, поэтому главная задача оператора - обработать резко увеличившийся объем трафика, при этом какие виды услуг будут предоставлены - неважно. На IP его обрабатывать дешевле, поэтому продажи в сегменте IP будут увеличиваться. Однако меня смущает, что в IP все работает хуже, независимо от класса оборудования. Даже оборудование крупнейших вендоров при загрузке более 50% начинает ошибаться и периодически его приходится менять. Поэтому есть ощущение, что покупать самое дорогое оборудование не имеет смысла - оно устаревает гораздо быстрее, чем амортизируется, в этом есть некий парадокс. Юрий Павлов, «Энвижн Труп»: Сейчас нет стандарта на IP- сеть, нет ни одного учебника, где было бы прописано, как строить «правильную» IP-сеть. Может быть, стремление к стандартизации решит эту проблему. Пока же нет ни идеального вендора, ни идеального дизайна, и связано это, прежде всего, со сложностью технологии и динамичностью ее развития. Пока ошибки неизбежны, и их число значительно выше, чем в TDM-сетях. Павел Гореньков, «Гарс Телеком»: У нас ошибки обходятся очень дорого. Поэтому мы не можем себе позволить рисковать: 10 раз подумаем, переводить ли сеть на IP или лучше оставить TDM, потому что это надежно. Герман Мызовский, «Сипнет Ру» (SIPNET): В сегменте IP очень много специфики.Тем не менее это востребованный и развивающийся бизнес. Нам, к примеру, удалось отстоять 52% российского рынка IP-телефонии в денежном выражении. Большинство проблем в этом сегменте надуманные, но многим не хочется связываться с IP хотя бы потому, что под такие проекты трудно получить инвестиции. Особенно если качество услуги определяется публичным Интернетом. Есть и другие сложности, например, заключение договоров с операторами по пропуску трафика и ряд других вещей, но все они решаемы и никак не связаны с инфраструктурой. Павел Гореньков, «Гарс Телеком»: Вы отметили, что IP-бизнес весьма специфичен. На сети традиционного оператора, помимо VoIP, «живет» множество сервисов, включая интеллектуальные услуги, которые не актуальны для IP-оператора. Ему, действительно, нет смысла держать «зоопарк» оборудования и технологий, который вынуждена обслуживать универсальная компания связи.
СТАНДАРТ: Чего мы ждем от IP в 2011 году?
Юрий Павлов, «Энвижн Груп»: Операторы, имеющие публичные интернет-сегменты, будут озадачены вопросом монетизации услуг. Потому что такие услуги, как IP- телефония SIPNET или сервисы ОТТ-провайдеров (Over the Тор), получившие особенно широкое распространение в сфере предоставления видеоуслуг через Интернет, съедают много ресурса на сети оператора, но не приносят ему ни копейки. Соответственно, операторам придется договариваться с контент-держателями и другими участниками рынка, внедрять у себя CDN-сети [Content Delivery Network), а также разрабатывать новые бизнес-модели, чтобы вернуть инвестиции в инфраструктуру. Это будет главной задачей в ближайшее время. Кроме того, существует проблема дефицита IP-адресов, возникшая в 2011 году, она повлияет на переход на новую версию протокола IP (IPv6], что отразится на деятельности операторов связи в самое ближайшее время. Олег Жаров, Huawei: Я бы тоже заострил внимание на проблеме дефицита IP-адресов при переходе на версию IPv6. Операторы не развивают IPv6, потому что нет сервисов, клиенты, соответственно, не могут требовать сервисы, потому что IPv6 нет, то есть проблемы взаимоисключают друг друга. Сегодня сложилась ситуация, когда адреса IPv4- закончились. В этом году эта проблема должна разрешиться. Работая с различными операторами, мы видим, что они осознали проблему и задумались над ее решением. Олег Лужнов, Microsoft: В среднесрочной перспективе объем потребления трафика будет увеличиваться, в то время как полоса будет дешеветь. Разница в стоимости трафика в регионах и Москве будет существенно сокращаться, что, на мой взгляд, приведет либо к существенным изменениям бизнес-модели магистральных операторов, либо к уходу с рынка кого-то из них, потому что их бизнес-модель определялась именно разницей в цене регионального и московского трафика. Кроме того, будут активно развиваться облачные услуги. Павел Гореньков, «Гарс Телеком»: Главная тема - это вопрос бизнес-модели. Как делить выручку от абонентов между оператором, предоставляющим инфраструктуру, и компанией, которая через эту инфраструктуру предоставляет контент? Поскольку услуги, реализованные на IP, быстро дешевеют, мы не исключаем, что такой сервис, как доступ в Интернет, будет бесплатным для абонента. Последний станет оплачивать только сервисы контент-провайдера или что- то подобное. То есть благодаря IP парадигма оказания услуг связи будет, безусловно, меняться. Но оператору, который предоставляет инфраструктуру, тоже что- нибудь достанется от денег абонента. Даниил Виняр, «Инфосистемы Джет»: Вне зависимости от способа доступа на сети увеличивается число абонентов, устройств, которые потребляют полосу, - в результате трафик растет, a ARPU падает. Потому что услуга по-прежнему предоставляется по традиционной модели. При этом доступ в Интернет это доступ ко всему и ни к чему одновременно. Количество устройств, с помощью которых абонент может получить услугу по IP, существенным образом расширяется: Количество устройств, с помощью которых абонент может получить услугу по IP, существенным образом расширяется: медиацентры,телевизоры со встроенным оборудованием для приема цифрового сигнала, мобильные телефоны и другие девайсы. Поэтому не факт, что доступ в Интернет будет являться драйвером.Увеличение возможностей получения услуги на конкретное устройство абонента позволит оператору перевернуть бизнес-модель - из продажи доступа в Интернет в продажу контентных услуг. Это означает, что услуга доступа в Интернет как таковая, скорее всего, исчезнет на фоне сервисов, доступа к контентным услугам, таким как Mail.ru, Google, и именно это ста¬нет товаром, который оператору нужно будет продавать. Главным будет меню услуг, а не возможность доступа. Вам станет неважно, кто ваш оператор, вы будете приходить за сервисами, а оператор сделает все, чтобы предоставить их вам и разделить доход с другими участниками бизнес-цепочки. Герман Мызовский, «Сипнет Ру» (SIPNET): Примерно в 2004 году, когда «Яндекс» впервые вышел на самоокупаемость, на пленарном заседании конференции Ассоциации документальной электросвязи обсуждалась тема, как найти деньги для контента. Тогда еще не было ни контекстной рекламы, ни в целом рекламной модели в Интернете. И представитель «Яндекса» выдвинул идею - брать плату с крупных транзитных операторов за то, что клиенты их клиентов заходят на «Яндекс». Прошло несколько лет, и вот уже обратная ситуация - доступ в Интернет скоро не будет стоить ничего, а инфраструктурные операторы просят денег у порталов. Не исключено, что статус- кво может поменяться еще раз, только для этого должно что-то произойти. Тем временем в мире контента придумали простую вещь. Те, кто продают реальные товары или услуги, к этому отношения не имеют. То, что происходит в социальных сетях, в контекстной рекламе - это торговля воздухом, транзакциями в базе данных. Например, портал знакомств размещает анкету на верхней позиции, и чем чаще люди покупают это место, тем оно становится дороже, тем быстрее другая анкета падает вниз и тем агрессивнее и дороже люди снова платят за то, чтобы подняться наверх. Чем больше ты откусил от пирога, тем больше осталось, - вот в чем бизнес современного Интернета. Чем больше продалось, тем дороже оно стало и тем больше покупают. Соответственно, в ближайшие годы операторы должны найти свое место в контентном мире.