Российский корпоративный сектор нуждается в высокоскоростных мобильных сервисах, но сотовые операторы не очень-то спешат удовлетворять эти потребности. По их мнению, корпоративных пользователей еще совсем мало, чтобы относиться к их запросам всерьез. О наличии такой пропасти между спросом и предложением и о том, как ее сократить, говорили участники очередного круглого стола iOne. Конвергенция фиксированной и мобильной связи стала сейчас, пожалуй, самой популярной темой, когда речь заходит о корпоративных телекоммуникациях. Похоже, компании готовы уже играть на этом поле в quarto play, добавляя к интегрированным голосу, данным и видео еще и мобильные сервисы. По крайней мере, производители телекоммуникационного оборудования в этом не сомневаются. Действительно, мобильный доступ к корпоративной почте, web порталам и информационным системам, корпоративные информационные службы и оперативные уведомления на мобильные терминалы сотрудников, контроль местоположения мобильных объектов — всем этим сервисам можно найти весьма полезное применение в бизнес-процессах компаний. Но чтобы мобильность была не в минус, а в плюс, необходимы адекватные потребностям бизнес-клиентов возможности мобильных каналов связи: скорость (ширина полосы), надежность и доступность (покрытие сотовой сети), защита данных. С этим в России как раз проблемы: текущие предложения сотовых операторов корпоративные клиенты считают сугубо неадекватными. «Таким „тяжелым” абонентам, как я, сотрудник крупной корпорации, нужен канал до 10 Мбит/с и доступ к рабочему компьютеру из любой точки, куда бы меня ни забросили служебные дела,— обозначает свои потребности руководитель группы предпродажной подготовки Avaya Георгий Санадзе.— Тогда мы скажем: ну да, теперь нормально. Тогда я смогу работать в привычном режиме — читать почту, получать презентации в Power Point с анимацией по 8–10 Мбайт, обмениваться документами в Word. Мы ждем этого и готовы за это платить. А то, что со¬товые операторы предлагают сейчас, не годится: работать по GPRS очень трудно». «Ни работу с корпоративной почтой, ни полноценный доступ в интернет вы обеспечить не можете,— поддерживая коллегу, пеняет представителям сотовых операторов заместитель руководителя департамента корпоративных проектов „АМТ-груп” Сергей Турчин. — Мне некогда ждать. Время реакции моей мобильной системы должно быть таким же, как в офисе. Бывает, на выезде нужно срочно ответить на письмо „стоимостью $5 млн”, а почта по GPRS открывается часами. Для комфортной работы нужен канал хотя бы 1 Мбит/с, минимальная ширина полосы, позволяющая работать с офисными приложениями,— 128 Кбит/с, а GPRS в Москве вытягивает в лучшем случае 40 Кбит/с». Запросы ИТ-директора ТД «Копейка» Сергея Дмитриева скромнее: для удаленного подключения магазинов торговой сети к корпоративной информационной системе ему бы хватило 64 Кбит/с. «Копейке», расширяющей свой бизнес и начавшей открывать магазины в городах с населением от 10 тыс. человек, мобильные каналы для передачи данных были бы весьма кстати. «Но тех скоростей, которые сейчас могут обеспечить сотовые операторы, нам явно недостаточно, — сетует Сергей Дмитриев.— Корпоративному пользователю WWW не нужен, нам нужна передача данных и подключение к корпоративным системам. Но для сотовых операторов это, судя по всему, непрофильный бизнес. Один оператор почему-то не позволяет передавать пакеты произвольного размера, другой позволяет, но делает это так, что они приходят какие-то обструганные. Остаются и проблемы с покрытием сотовых сетей». В общем, свои задачи по передаче данных «Копейка» решает с помощью спутниковой связи. Следом за ритейлерами, замечает Сергей Грибанов из банка Home Credit, идут розничные банки, которые занимаются потребительским кредитованием. И сталкиваются с теми же потребностями и проблемами. И это проблемы не только клиента, которого вместо 30 минут обслуживают два часа, но и банковского бизнеса. Аналогичная ситуация — с определением местоположения. Нынешние технологии, которыми располагают сотовые операторы, позволяют это делать с точностью до 50–100 метров (в Москве). «Мы тестировали этот сервис, логистика ставила нам такую задачу,— рассказывает Сергей Дмитриев.— Им нужно знать: подошла машина к воротам склада, магазина или нет. А для этого требуется точность до 5–10 метров». По-видимому, и эту задачу сподручнее решать с помощью спутниковых технологий, таких как GPS. Или гибридных, когда более компактный и дешевый чип GPS встраивается в мобильный телефон, который обеспечивает первичную наводку на объект. Такая комбинированная технология появится в коммерческом варианте в ближайшие два-три года, и ей прочат большое будущее в области глобального позиционирования. «В регионах с GPRS в принципе работать можно: емкость сетей больше, а нагрузка — существенно меньше, чем в Москве, — считает экс-CIO компании „Евросеть” Андрей Володин. — Но промышленным решением это никак не назовешь. Наверное, дело в том, что операторы воевали за доли массового рынка и больше внимания уделяли услугам голосовой связи. Впрочем, определенные подвижки в области создания массовых решений, например для доступа в интернет, сейчас происходят».
Люди и банкоматы
В целом картина складывается довольно удручающая. Скорости, позволяющие вполне комфортно работать с мобильным интернетом и электронной почтой, обеспечивает только компания «Скай Линк». «Это прорыв,— характеризует ее достижения Георгий Санадзе. — „Скай Линк” дал нам больше воздуха, но это все равно еще не то, чего мы ждем». Но «Скай Линк» — оператор нишевый (около 360 тыс. абонентов), и покрытие его сети по большому счету ограничивается московским и питерским регионами. Нынешние возможности федеральных GSM-операторов, как уже говорилось, корпоративных клиентов никак не устраивают. Технология EDGE («улучшенная версия» GPRS), постепенно внедряемая в сетях операторов, обеспечивает более высокие скорости передачи данных (до 100–130 Кбит/с в Москве), но это скорее минимальный, нежели комфортный для бизнес-абонентов уровень. Сотовые технологии третьего поколения (3G) появятся не скоро: регулятор займется вопросами лицензирования 3G не раньше следующего года. А потом эти сети нужно будет построить. Так что выбора у бизнес-абонентов, как замечает Сергей Турчин, нет: «Когда я приезжаю в командировку в небольшой город, мне не остается ничего другого, как идти в местное интернет-кафе, чтобы прочитать почту». Впрочем, сказать, что сотовые операторы напрочь игнорируют потребности корпоративного сектора, нельзя. Но их предложения для бизнес-клиентов относятся к разряду спецприложений, таких, например, как телеметрия. «Около 70% наших корпоративных клиентов — банки, имеющие разветвленную сеть банкоматов в регионах, куда трудно или накладно тянуть провода, — говорит начальник департамента новых технологий и проектов компании „Мегафон” Денис Ночевнов. — В таких случаях важна не пропускная способность канала, а безопасность и удобство подключения. Банкомат или POS-терминал передает считанные байты за одну транзакцию, бешеная скорость ему совершенно ни к чему — важнее доступность связи». Некоторые банки, по словам Ночевнова, сначала использовали в качестве основной линии медную пару, а GPRS-модем — в роли дублера. Но после ряда проблем с коротким замыканием сделали ставку на мобильный канал. В этом случае мобильность действительно идет в плюс. «Так что проблема мобильных операторов не в технологиях, — делает вывод Денис Ночевнов, — а в том, что мы не можем донести их до корпоративного клиента». Правда, когда типичный корпоративный пользователь предстает для операторов в облике банкомата, ничего, кроме невеселого смеха, такое представление не вызывает. «По-видимому, пока не придет следующее поколение технологий, говорить можно будет только о спецприложениях,— констатирует Сергей Турчин.— Знаете, как говорят: а еще IP-телефон может вывести курс доллара. Так и здесь. Но ведь есть огромный пласт востребованных корпоративным сектором, но нереализованных операторами мобильных услуг».
Бизнес почти не виден
Самое интересное, что операторы не возражают. «На рынке FMCG компании используют схемы работы своих торговых агентов с онлайновым доступом к корпоративной информационной системе, — замечает заместитель гендиректора по стратегическому маркетингу и продажам «Скай Линк» Александр Пиотровский. — В России этот способ пока относится к разряду экзотических, но это имеет большое значение с точки зрения эффективности бизнеса. И такие гиганты, как Wrigley’s или Cadbury, начинают конкурировать на уровне подобных нюансов. Более того, во многих компаниях хотят уже не только знать, какой товар лежит на полках магазинов, но и как он лежит. Торговый агент фотографирует на КПК полки и передает снимки в офис. И нам нужно обеспечивать надлежащими каналами эти потребности. Честно говоря, мы в этом направлении еще не двигались, только намереваемся». Почему же между спросом на мобильные сервисы для корпоративного сектора и их предложением такая пропасть? Ведь даже операторы признают, что возможности технологии GPRS в их сетях используются далеко не полностью. По словам начальника отдела мобильной коммерции, SIM-приложений и услуг передачи данных МТС Сергея Иревли, по запросу качество услуг GPRS может быть улучшено в локальных зонах и сооружениях корпоративных клиентов. Причина рыночной нестыковки вполне рыночная. Операторы не видят достаточного количества корпоративных клиентов, чтобы можно было окупить вложения в сетевую инфраструктуру. «Мы пока не видим большой потребности в мобильном интернете с космическими скоростями,— говорит Александр Пиотровский. — Иначе давно бы поставили более совершенное оборудование. Вопрос в том, сколько корпоративных клиентов будут пользоваться такими услугами. Могу утверждать, что немного». Начальник отдела анализа дополнительных услуг и статистики МТС Сергей Коробов солидарен с коллегой: «Стоимость организации широкополосных каналов с полным покрытием не окупается тем количеством клиентов, которым эти услуги нужны». Игра просто не стоит свеч. «Мы покрыли всю Самару сетью WiMax,— рассказывает Денис Ночевнов. — В любой точке города — связь со ско¬ростью 75 Мбит/с. Как вы думаете, сколько нашлось корпоративных клиентов, пожелавших воспользо¬ваться услугами этой сети? Трое! Ну и кому нужны эти космические ско¬рости? Никому».
Интернет не дремлет
Но ждать, пока спрос на космические скорости вырастет до космических высот, операторы позволить себе не могут. Поскольку рыночную нишу мобильных сервисов вполне могут занять технологии беспроводного интернет-доступа Wi-Fi и в особенности WiMax. Если в сотовых сетях можно передавать данные, то в интернете давно уже освоена передача голоса. И весьма успешно, о чем свидетельствует популярность услуг IP-телефонии, таких как, например, сервис Skype. Компания «Голден телеком» строит в Москве обширную сеть (из 5 тыс. узлов доступа) по сотовой технологии Wi-Mesh. Как считает Андрей Володин, сотовые операторы «большой тройки» тоже вынуждены будут строить такие сети. Им будет даже проще сделать это, потому что у них уже есть вышки с базовыми станциями, на которые нужно лишь добавить оборудование Wi-Fi. «У них просто нет другого выхода, — соглашается Сергей Турчин. — Это общемировая тенденция. Уже давно выпущены двухмодовые — GSM/Wi-Fi — телефонные трубки. Есть решения и по Wi-Fi роумингу. Вряд ли, конечно, их продажи в России будут огромными, но Wi-FI-сети составят серьезную конкуренцию и перетянут в крупных городах из сотовых сетей какую-то часть трафика». Конечно, придется побороться за частоты, поскольку в некоторых случаях их успели выкупить компании, которые сами вряд ли осилят строительство сетей. Нужно будет решать и другие проблемы, но ведь в Европе, пожалуй, уже не осталось крупных городов, не охваченных Wi-Fi-сетями, а в США подписан контракт на создание в Силиконовой долине гигантского хот-спота площадью 3 тыс. кв. м, где скорость меньше 1 Мбит/с вообще тарифицироваться не будет. Рано или поздно это произойдет и в России. «Помню, лет пять назад скептики доказывали, что технология проводного доступа ADSL слишком дорога, чтобы иметь будущее в России, говорит Сергей Турчин. Сейчас же установка, к примеру, ADSL-сервиса „Стрим” занимает два дня, абонентские устройства стоят несколько десятков долларов. Если технологию развивать правильно, то продавать мы будем не то, что у нас есть, а то, что нужно заказчику». Правда, в корпоративном секторе существует предубеждение против Wi-Fi. В некоторых компаниях использование этой технологии даже находится под запретом. По соображениям безопасности. «В офисе Wi-Fi мы не используем,— говорит Сергей Дмитриев. — Сомнительные выгоды от того, что три с половиной человека будут бегать по офису с ноутбуками, подключенными к беспроводному интернету, не идут ни в какое сравнение с усилиями, необходимыми для реализации серьезного проекта по обеспечению безопаснос¬ти данных». «Одно из самых опасных заблуждений — думать, что, не разворачивая сеть Wi-Fi, вы защищаете себя от утечки информации, — парирует Сергей Турчин. Запретив Wi-Fi, вы добьетесь только одного: вы никогда не узнаете, что на вашей территории Wi-Fi уже работает. А запретить сотрудникам подключать устройства доступа к USB можно только одним способом: залить эпоксидкой все разъемы на компьютерах». «Я не вижу проблемы с безопасно¬стью Wi-Fi, — соглашается Андрей Володин. — В основном это надуманная проблема. Есть масса программных и аппаратных решений, позволяющих справляться с этой задачей. Многие государственные предприятия развертывают Wi-Fi-сети прежде всего с целью контроля. Потому что если вы не занимаетесь Wi-Fi, то Wi-Fi занимается вами. Недавно на одном из форумов прочитал откровения сисадмина, который поставил в офисе антенну, направленную на свой дом, и обеспечил домашних бесплатным интернетом. Я уверен, что ИТ-директор этой компании говорит всем, что Wi-Fi у него нет, и все закрыто, и никого он никуда не пустит. А Wi-Fi давно работает у него под боком».
Все решают деньги
Но, может быть, мобильный офис не вписывается в сложившиеся в России принципы организации труда, и сотрудники российских компаний вовсе не горят желанием превращаться в телеработников, у которых отсутствует грань между рабочим и личным временем? Вот ведь в компании HP сейлз-менеджеры по всему миру не имеют рабочих мест, а в России такая привилегия пока сохраняется. Впрочем, как утверждает Георгий Санадзе, решение о внедрении мобильного офиса не зависит от желания или нежелания сотрудников и ИТ-директора, которому это, конечно, добавляет головной боли: «Все решают деньги. Финансисты считают затраты: сколько стоит аренда офиса в центре Москвы. На примере нашей компании могу сказать, что на рабочих местах для пяти-семи сотрудников можно сэкономить $40–50 тыс. в год. И никакой ИТ-директор не сможет оспорить этот простой расчет. Ему скажут — и он будет внедрять».
Прямая речь: Павел Гореньков, генеральный директор «Гарс Телеком»
Пожалуй, наиболее универсальным и удобным с 2003 года и по сей день остается сервис на основе конвергенции фиксированной и мобильной связи (FMC), который коренным образом меняет понимание доступности сотрудников благодаря системе переадресации, короткого набора с и на мобильную трубку и обратно, уведомлений и голосовой почты. На нашем веку не было ни одной компании, которая, однажды потестировав этот сервис, отказывалась бы от него. Может быть еще и потому, что помимо удобства сотрудников, ФМС еще и устраивает финансовых директоров, ибо позволяет экономить. Иная ситуация складывается с решениями мобильного доступа в интернет, к корпоративной почте и другими беспроводными решениями. Нынешние технологии - ни Wi-Fi, ни WiMAX, не говоря уже о GSM-based GPRS и EDGE, не способны работать в рамках требований бизнеса, поскольку не обеспечивают гарантированные скорость и надежность. В ряде отраслей экономики телекоммуникации являются элементом бизнес-процессов и оказывают исчисляемое в деньгах влияние на бизнес и могут быть как его катализатором, так и фактором, снижающим его эффективность. Это значит, что корпоративным клиентам нужны гарантии, которые пока что могут предоставить лишь проводные решения. Все это тормозит переход в «беспроводный рай». Ниже планки инвестиционной привлекательности находится пока и экономическая составляющая перехода на беспроводные решения: внедрение беспроводных систем значительно увеличивает ИТ бюджет компании, поскольку требует смены парка компьютеров. А ноутбуки пока еще в два раза дороже своих стационарных собратьев. Наконец, и это самое важное, понятие «тотальная мобильность» не сочетается с современными принципами организации труда, когда за каждым сотрудником закреплено рабочее место. Плюс ноутбук в офисе сложно назвать «полностью мобильным компьютером» — он все таки привязан к розетке. Вывод: в корпоративном секторе мобильность — показатель пока что условный. Да и не нужна эта свобода большинству капиталистических предприятий.