Сотовые компании применяют определение «виртуальный оператор» к самым разным начинаниям. Полноценный виртуальный оператор - тот, который оказывает услуги мобильной связи под своей торговой маркой, выставляет счета, имеет номерную емкость, колл-центры, но использует инфраструктуру и частоты другого оператора. Более точен термин «мобильный оператор виртуальной сети» (аббревиатура - MVNO). Сеть потому и называется виртуальной, что самому оператору не принадлежит. Обычно виртуальный оператор работает с узкой нишей пользователей, например клиентами или сотрудниками крупной компании.
Шиворот-навыворот
Виртуальных операторов, полностью соответствующих определению, в России пока нет. Поэтому отраслевые эксперты одних операторов с натяжкой относят к виртуальным, а других (например, проекты «большой тройки» в кооперации с известными брендами) именуют псевдовиртуальными. О виртуальных операторах в России много говорили в середине 2000-х гг. К тому времени они уже давно развивались за рубежом. В России же приказ, разрешающий их работу, был подписан лишь в конце 2008 г. Вскоре лицензии получили несколько десятков компаний. Среди них «НефтеГазТелеком», «Народный Телеком», «Дельфин Телеком ЕА», «Мобильные Медицинские Технологии» и другие, неизвестные широкому кругу лиц предприятия. «У одних компаний есть лицензии, но они не оказывают услуги связи. У других лицензий нет, но они работают как виртуальные операторы», - описывает рынок Виталий Солонин, аналитик J’son & Partners Consulting. Коммерческий директор оператора связи «КантриКом» Николай Деменчук считает, что нормативная база для работы виртуальных операторов не готова: «Лицензии начали выдавать. Но требования к операторам виртуальных сетей не отличаются от требований к обычным мобильным операторам и четко не определены, нумерация не выделена».
Старожилы рынка
Ближе всех к реализации виртуального оператора в его классическом виде еще в 2003-2004 гг. подобрались компании «КантриКом» (бренд «Алло Инкогнито») и «Гарс Телеком» (Smart Mobile), работающие в Москве и Петербурге на инфраструктуре «МегаФона» и «Скай Линка», а также «Матрикс Телеком» («Матрикс Мобайл»), использующий сеть «МегаФона» в столице.
«Большая двойка» + один
Пожалуй, больше всех из мобильных операторов интересовался виртуалами принадлежащий «Связьинвесту» «Скай Линк». В январе 2011 г. он запустил в Москве и Московской области оператора «Плюс Один». Под этим брендом компания намерена предлагать услуги группам населения: студентам, национальным диаспорам и т.д. План - 53 тыс. абонентов за 2 года. Из операторов «большой тройки» до сих пор не эксплуатировал тему виртуальности только «ВымпелКом» («Билайн»). «Мобильные Телесистемы» (МТС) плодят виртуальных операторов в партнерстве с популярными компаниями. По сути, они делают брендированные тарифы: «А-мобайл» - вместе с «Ашаном», «Аллё» - с X5 Retail Group, «Зенит-Мобайл» - с футбольным клубом. «А-мобайл» за 2 года набрал 100 тыс. абонентов, «Аллё» работает полгода, за первый год к нему надеются подключить 200 тыс. клиентов. «Зенитом», как полагают аналитики, через год после запуска пользуется не более 30 тыс. человек.
Просто так
«МегаФон» не стал привлекать партнеров, запуская оператора «Просто для общения» в Москве в марте 2009 г. Он ориентирован на массовую аудиторию экономных пользователей. «МегаФон» вложил в проект 200 млн рублей, к концу 2010 г. планировал подключить 1 млн абонентов, но в августе 2010 г. прекратил подключение к «Просто», набравшему 600 тыс. абонентов. Тем не менее в «МегаФоне» говорят, что довольны промежуточными результатами проекта и не имеют планов по его закрытию. По данным компании, разница между чистым доходом от продаж и себестоимостью услуги превысила 80%. В «МегаФоне» утверждают, что более 70% клиентов «Просто» пришли из сетей других операторов. Последний виртуальный оператор на базе сети «МегаФона» был создан недавно СПб ГУП «АТС Смольного» для петербургских чиновников. В Смольном утверждают, что ГУП ожидает получения номерной емкости. Так он может стать одним из первых полноценных виртуальных операторов России.
Время не ждет
Абонентов виртуальных операторов (с учетом псевдовиртуальных) в России всего около 1,3 млн человек, то есть 0,6% пользователей мобильной связи. Вероятно, эта доля вырастет, но насколько -- вопрос. С одной стороны, компании-лицензиаты должны приступить к оказанию услуг до 2012 г. С другой стороны, отмечают в J'son & Partners Consulting, в законодательстве не прописаны обязанности сотовых операторов предоставлять инфраструктуру сторонним игрокам. Так что виртуальные операторы находятся в зависимом положении, тем более что номерную емкость им еще не выделяли. «Владельцы инфраструктуры пока что могут диктовать условия виртуальным операторам, а в случае конфликта - просто прекратить сотрудничество», - поясняет глава агентства Telecom Daily Денис Кусков. Сами же участники рынка считают, что нормативную базу давно бы доработали, если бы не отсутствие интереса у «большой тройки». «Большая тройка» не особо заинтересована в развитии операторов виртуальных сетей. Лет пять-восемь назад на рынке оставались неосвоенные клиентские ниши. Теперь проникновение мобильной связи выше 100%, у операторов есть тарифы практически для всех групп пользователей, и работа на узкосегментированном рынке становится низкомаржинальной», - подытоживает Николай Деменчук. Аналитик IKS-Consulting Максим Савватин большого потенциала за виртуальными операторами в России не видит. По его мнению, такая модель телекоммуникационного бизнеса явно запоздала с приходом на российский рынок. Денис Кусков с этим согласен, но добавляет, что вскоре в виртуальные операторы могут податься крупные интернет-провайдеры из тех, что еще не слились с операторами мобильной связи.
Потенциальные виртуалы
Множество компаний заявляли в 2010 г. о планах по созданию виртуальных операторов. Среди них «Почта России», «Межрегиональный Транзит Телеком», Сбербанк России, «ТрансТелеком», Orange. > 430 виртуальных операторов насчитывалось в мире в начале 2010 г. В США действовал 81 оператор, в Нидерландах - 66, в Германии - 54, в Бельгии - 52, в Великобритании - 44, во Франции - 41, в Австралии - 33