Когда в далеком девяносто седьмом году у меня появился первый сотовый телефон, я не слишком задумывался о таком нюансе, как выбор оператора. Вне зависимости от компании каждая минута стоила шестьдесят с лишним центов, а о такой вещи, как дополнительные услуги, никто и не помышлял (даже возможность отправить SMS поначалу воспринималась как некое волшебство). Кто же знал, что со временем появятся не простые, а виртуальные операторы. Но раз уж они есть, придется вам о них рассказать. Время шло, я сменил свой тяжеловесный аппарат DAMPS на казавшийся тогда миниатюрным Motorola M6788, а операторы начали предлагать все более разнообразные тарифные планы и дополнительные услуги. К хорошему привыкаешь быстро, и набора дополнительных «фишек» вскоре перестало хватать. Дальше — больше, и сегодня компании-гиганты попросту захлебываются в вале многочисленных требований, предъявляемых абонентами. Каждому хочется чего-то особенного: кому-то нужна безлимитная связь, других привлекает отсутствие абонентской платы, а есть люди, которым требуется, например, техподдержка на арабском или SMS-оповещение о молебнах. Всякий крупный оператор, что бы он там ни заявлял, на самом деле вовсе не заинтересован в реализации персональных тарифных планов, организации групп пользователей с разными статусами и, тем более, в предоставлении сервисов конвергенции фиксированной и мобильной связи.
Виртуальными рождаются
Виртуальные операторы», или MVNO — это компании, предоставляющие услуги сотовой связи под собственным брендом, но не владеющие всем комплексом необходимых для этого технических средств. Таким операторам нет необходимости поддерживать инфраструктуру базовых станций, обеспечивать достойное покрытие и покупать дорогостоящую лицензию на использование радиочастотного диапазона — всем этим занимается хост-провайдер, а MVNO просто скупает услуги оптом. За счет меньших затрат у виртуалов появляется возможность предоставлять абоненту привлекательные тарифные планы, а также работать с незанятыми рыночными нишами, до которых у крупных компаний попросту не доходят руки. Чтобы заниматься мобильной связью, фирме необязательно работать в телекоммуникационной сфере — нередко на этом поприще подвизаются авиакомпании, сетевые магазины, производители бытовой техники, нефтяные и энергетические корпорации. Зачастую виртуальную модель используют и реальные операторы — для освоения новых рынков сбыта (например, в иностранных государствах или в неохваченных регионах собственных стран). Так, например, «МегаФон» выступает в качестве MVNO в сотовых сетях компании «Дальсвязь» в Магаданской и Камчатской областях. Получается обоюдная выгода — абоненты получают доступ к международному и общероссийскому роумингу, а «МегаФон» использует местные мобильные сети и подключает к ней своих клиентов, увеличивая тем самым зону охвата и поднимая престиж компании. Ну и, разумеется, MVNO может стать неплохим «низким стартом» для начинающего оператора — ведь для начала можно выйти на рынок виртуально, провести маркетинговые акции, реализовать инфраструктуру сбыта и поддержки своей продукции, а тем временем получить все необходимые разрешительные документы, дабы со временем выйти на рынок «в железе». Виртуальные операторы бывают разными. Традиционно их делят на три уровня. Самый нижний из них — так называемые MVNO первого типа — строит свой бизнес на перепродаже услуг. Схема действия очень проста. У реального оператора покупается один из корпоративных тарифов, полученные SIM-карты упаковываются в пакет с логотипом фирмы, тарифный план слегка модифицируют, а потом полученные комплекты продают в магазинах. Все услуги (в том числе и техподдержку) оказывает компания, предоставляющая услуги мобильной связи, и даже деньги абонент перечисляет на их счет. В конце месяца получается определенная переплата, которую и снимает виртуальный «недооператор». Если клиент нарушает условия договора, его просто отключают силами MVNO. Несколько сложнее устроены MVNO второго типа. Они предоставляют пользователям дополнительные услуги — начиная от биллинга и заканчивая такими экзотическими возможностями, как оплата парковки в городе или бензина на заправочных станциях. Разумеется, запустить такую инициативу гораздо сложнее, нежели простейшего виртуального оператора — нужна достаточно мощная техническая база, компании приходится самостоятельно заниматься разработкой тарифных планов, изготавливать и распространять SIM-карты и, конечно же, обеспечивать техподдержку. Схема действия виртуального оператора в таком случае заключается в выкупе фиксированных номеров, которые предоставляются пользователю наряду с мобильными телефонами. Между этими номерами устанавливаются переадресации, в результате чего потребитель получает возможность пользоваться мобильным телефоном, когда он, скажем, в дороге, и обычным, когда он в офисе или дома. В масштабах какого-нибудь крупного оператора реализовать это пока сложно, а вот виртуальный оператор вполне может себе это позволить. Существует и еще один, наиболее развитый тип MVNO. Он условно называется виртуальным оператором третьего типа. Такие компании не только покупают эфирное время у провайдера услуг сотовой связи, но и имеют в собственности всю необходимую технику, кроме базовых станций, то есть самостоятельно производят коммутацию, переадресацию звонков и тому подобные операции. Это позволяет создавать сложные правила прохождения трафика, например пускать международный или междугородний разговор по IP и обеспечивать этим дешевые роуминговые тарифы. Чаще всего именно такая схема и используется во всех странах мира. Таким образом, создается практически полноценный оператор связи с минимальными затратами времени и средств (по различным оценкам, расходы по сравнению с традиционным построением сети снижаются в среднем на 50%). MVNO — далеко не единственные «дополнительные» игроки на рынке сотовых операторов. Существует еще и такое понятие, как MVNE — Mobile Virtual Network Enabler. Он выступает посредником между обычным и виртуальным операторами и занимается исключительно техническими вопросами. Фактически получается четкое разделение обязанностей: оператор организует весь процесс и лицензирует услуги, MVNE следит за состоянием сети, а MVNO разрабатывает тарифные планы, выпускает SIM-карты и т. п. Такая схема позволяет стать виртуальным оператором практически любой компании, затратив при этом гораздо меньше средств, чем обычно.
Блеск и нищета виртуалов
В Европе виртуальные операторы активно работают еще с конца 90-х годов. Тогда их появление было связано с наличием избыточного сетевого ресурса у обычных провайдеров. Немаловажным фактором успеха стали и традиционно высокие цены на услуги сотовой телефонии. За счет оптовой покупки трафика MVNO могли предложить очень привлекательные тарифы. Сегодня, по различным данным, в Европе около 100 виртуальных операторов, услугами которых пользуется примерно 10-12% населения. Такой бурный рост был спровоцирован не только рынком, но и регулирующими органами. В 2003 году Европейская комиссия рекомендовала национальным регуляторам обязать операторов допускать к своим сетям MVNO. В результате, например, во Франции и Ирландии за невыполнение этого требования оператор может поплатиться и даже потерять лицензию. История же развития виртуальных операторов в России началась в 1999 году, как это ни странно, с MVNO второго типа. Тогда «Билайн» решил переключиться со стремительно устаревающего стандарта DAMPS на GSM. Однако все базовые станции исправно функционировали, и демонтировать их было не слишком-то невыгодно. Тогда права на подключение к сети были переданы компании «Корбина Телеком», которая впоследствии выкупила оборудование в собственность. Именно тогда начались и первые неувязки с нашим обожаемым законодательством. Ведь для того чтобы предоставлять услуги сотовой связи, компания обязана иметь на это определенное разрешение. А оно, по нашим законам, подразумевает дозволение на использование радиочастотного диапазона, что для MVNO совершенно не нужно. Как нетрудно догадаться, у «Корбины» необходимых документов не было, и в 2004 году Госсвязьнадзор обвинил компанию в предоставлении услуг мобильной связи при отсутствии лицензии. Чтобы избежать юридических проблем, во всех бумагах и контрактах, которые получает абонент, теперь записано, что связь ему предоставляет вовсе даже не «Корбина Телеком», а «Билайн GSM». С помощью точно такого же «финта ушами» функционируют сегодня и остальные российские виртуальные операторы. Большинство из них представляют собой типичные MVNO первого типа, то есть перепродают операторские контракты. Надо сказать, что такая схема, несмотря на свою простоту, содержит в себе определенную «червоточинку». Дело в том, что мощности корпоративных тарифов ограничены. И как только количество клиентов MVNO сильно возрастает, качество услуг неизбежно падает. Очень показателен пример компании «Революция», предоставлявшей в свое время возможность подключения к корпоративному тарифу «МегаФона». Основной его «фичей» был безлимитный GPRS-интернет всего за $25 в месяц. Некоторое время я сам использовал его в работе, скорости по тем неторопливым временам вполне хватало — десяти-пятнадцати килобит в секунду. Когда же инициатива начала набирать обороты, пропускной способности сервера unlim19.msk.ru, через который лился весь клиентский трафик, стало не хватать. Многочисленные интернет-маньяки круглосуточно качали через него фильмы и образы дисков, а тариф был рассчитан на солидных пользователей, которые несколько раз в сутки получают сотню-другую килобайт почты. Технической же возможности индивидуального шейпинга канала у виртуального оператора попросту не было. Через пару месяцев скорость упала до пяти килобит в секунду, после чего я попытался вернуть деньги, уплаченные за комплект, а когда мне этого не удалось, и вовсе забросил SIM-карту на дальнюю полку. Нечто подобное происходило и с голосовыми трафиками — постоянные обрывы связи вкупе с неудобностью оплаты тарифов стали неотъемлемыми спутниками российских MVNO, именно поэтому где-то в начале 2005 года виртуальных операторов в нашей стране практически не осталось. То есть, конечно, формально они присутствовали. Но на практике их рыночная доля была ничтожно мала. Конечно же, не стоит думать, что виртуальные операторы первого типа — это обязательно малый масштаб и плохое качество. В роли MVNO 1-го уровня в США выступает, например, компания Disney, а в Германии — компания Tchibo, которая из поставщика растворимого кофе превратилась в продавца всего подряд. Сегодня при беглом чтении новостей у невнимательного читателя складывается такое впечатление, что для того чтобы назваться MVNO, надо вложить не менее $10 млн. Тем не менее, это не так. Например, по оценке председателя совета директоров ОАО «Телекомпродукт» Павла Колесникова, тиражируемое программно-аппаратное решение, с которым можно уверенно входить в этот бизнес, на уровне своего региона должно стоить не более $100 тыс. Эта же компания предлагает и готовое решение для организации виртуальных операторов второго типа — комплекс MiViNo, включающий в себя систему коммутации, справочно-голосовых услуг, биллинга (в том числе и с помощью скретч-карт), а также маршрутизацию исходящих вызовов по минимальному оптовому тарифу. Таким образом, сегодня практически любая достаточно крупная компания может добавить мобильную связь в список предоставляемых услуг и раздать клиентам SIM-карты со своим логотипом.
Стремление к совершенству
Полноценных операторов третьего типа на российском рынке пока не существует. Однако уже делаются попытки их создать. Первыми ласточками стали компании «Народный Мобильный Телефон» и «Евросеть». Правда, дальше тестовых зон, в которых работают несколько десятков сотовых телефонов, дело пока не пошло. HMT уже завершила испытания в городе Самаре, где в качестве базовых были использованы одновременно сети стандарта GSM оператора СМАРТС и стандарта IMT-MC-450 оператора «Стриж» («Волга-Телеком»). Первый звонок в виртуальной сети сделали 30 сентября. Позже было пущено оборудование и в Нижнем Новгороде (использовались мощности Tele2, НСС и Сотел-НН). Сейчас компания налаживает очередную зону в Москве — на этот раз в качестве базовой используется сеть «Скайлинк». Что самое забавное, в Самаре же построила тестовую зону и компания «Евросеть». Безусловно, самая любопытная особенность этих проектов — одновременное использование сетей разных стандартов. Такое решение очень интересно для абонента — там, где присутствует покрытие стандарта третьего поколения (IMTC-MC-450), он может использовать высокоскоростную передачу данных, а в остальных зонах переключаться на GSM, не меняя при этом номера. Не совсем понятно, правда, зачем для этого нужно было «городить» собственные коммуникационные емкости — все это вполне можно было бы устроить гораздо проще, например с помощью межсетевого обмена трафиком через межрегиональный ТранзитТелеком, но, видимо, здесь, как всегда, сказалось российское желание иметь все свое. К сожалению, до коммерческой эксплуатации обе эти компании еще не дошли (HMT, в частности, обещал подключить первую тысячу коммерческих абонентов уже в конце 2005 года), из чего можно заключить, что не все обстоит слишком гладко. И, как мне кажется, дело вовсе не в технических трудностях.
Есть в чем винить
Основные сложности виртуальных операторов России сегодня лежат вовсе не в области технологий, а в законодательстве и бизнесе. Если говорить о первом аспекте, то здесь все более-менее ясно — пока понятие MVNO не появится в нормативных документах, над каждой такой компанией будет дамокловым мечом висеть угроза отключения. Второй аспект выявляет еще больше нелицеприятных подробностей. Никаких законов, регламентирующих обязательность предоставления трафика MVNO, у нас, разумеется, нет, избыточного сетевого ресурса у операторов «большой тройки» не наблюдается, абонентская база каждого из них продолжает расти, а ARPU (доход от каждого пользователя сотовой сети) — снижаться, возможности привлечения пользователей крупнейшими операторами до конца не исчерпаны. Таким образом, работать «на маржу» невыгодно — доходность на абонента и так маленькая, а городить множество дополнительных услуг страшно — вдруг придут суровые дядьки в камуфляже и опишут всех секретарш вместе с конторками. Понятно и нежелание реальных операторов пускать непонятно кого слишком глубоко в свою сеть — неизвестно, как это скажется на стабильности. Единственным экспериментатором, рискнувшим перепродавать свой собственный трафик MVNO, на сегодняшний день является компания «МегаФон». Стремление этого оператора реализовать как можно больше контрактов понятно — сегодня самая молодая компания московского региона пусть и небезнадежно, но очень существенно отстает от лидеров «большой тройки». Не будем злорадствовать по поводу качества предоставляемых услуг, но, в любом случае, использование лишь одного реального оператора делает саму идею MVNO несколько ущербной, лишая инициативу прелести разнообразия. Рассмотрим, тем не менее, текущую ситуацию. В московской сети «МегаФона» присутствует несколько MVNO — среди них и уже упомянутая «Революция», а также «Матрикс Мобайл», «Мегател», «Divizion», и «Алло Инкогнито». Первые четыре — обычные MVNO первого уровня, предоставляющие пользователям дешевые неограниченные и лимитированные тарифы. Проект, показавшийся мне более-менее интересным, — это «Алло Инкогнито». Эта компания предоставляет клиенту московский номер, под которым объединяются все его телефоны. В результате абонента всегда можно вызвонить, набрав одну и ту же последовательность цифр, а звонок, в зависимости от расписания или по иным правилам, переключается на один из аппаратов — мобильный или стационарный. Правда, услуга эта стоит денег, и не таких уж маленьких. С другой стороны, эдакая конвергенция фиксированной и сотовой связи (Fixed Mobile Convergence или FMC) — штука весьма востребованная на российском рынке, особенно на корпоративном, где единственным игроком пока остается компания «Гарс-телеком» (она тоже базируется на мощностях «МегаФона»). Среди «бонусов» интеграции — короткий набор с мобильного телефона и на него, система переадресации звонков внутри компании (в цепочке переадресации, в зависимости от индивидуальных настроек, участвуют стационарные и мобильные телефоны, голосовая почта и т. п.), возможность организации закрытых групп пользователей разного статуса со своими правилами дозвона. Например, для автотранспортной группы можно разрешить круглосуточные звонки в пределах группы, а также на фиксированные номера начальника гаража и начальника службы охраны, а для курьерской группы — звонки на внутренние номера и на городские номера (но только в рабочее время). Весьма удобно, что ни говори.
Бизнес-модели будущего
Разделение сегментов абонентов с реальным оператором — далеко не единственный вариант существования для MVNO. В последнее время все чаще говорят о возможности использования виртуалов в качестве мощного рекламного средства. Можно представить себе крупную торговую сбытовую компанию, которая «раздает» телефоны постоянным потребителям, создавая таким образом сеть клиентов, которые в прямом смысле «всегда на связи». Теперь, если холдинг захочет, например, быстро очистить полки одного из своих оптовых складов, ему останется лишь сбросить соответствующее SMS всем своим абонентам или какому-либо сегменту. В этом случае не важны финансовые результаты подобного MVNO, если его существование позволяет поддерживать успех основного бизнеса. Речь в этом случае идет не о прямых доходах от виртуального оператора, а о косвенных доходах, которые, тем не менее, будут обеспечиваться существованием MVNO.
Ради чего стоит жить
Будущее российских виртуальных операторов пока еще в высшей степени туманно. Компании-гиганты и так недовольны по поводу неумолимого падения ARPU, и продавать трафик дешевле, чем сейчас, не намерены. Таким образом, зарабатывать на разностях цен за минуту для MVNO становится все сложнее. Корпоративный же рынок пока еще слишком слаб для того, чтобы реально заинтересоваться переходом в телекоммуникации. Разве что «Газпром» возжелает организовать безроуминговые зоны для своих сотрудников, наладить технологическую связь (устройство-устройство) и обеспечить большой спектр дополнительных услуг. В любом случае, массовой «виртуализации» сотовой связи ждать пока не приходится. С другой стороны, когда рынок войдет в область насыщения (а случится это, по различным подсчетам, через два-три года), виртуалы будут очень и очень кстати.