Одна из важнейших тенденций в области средств связи — конвергенция фиксированных и мобильных сетей (Fixed Mobile Convergence, FMC) — стала главной темой конференции, организованной недавно компанией infor-media Russia. Впрочем, окончательного ответа на вопрос, что же такое FMC, или, по-русски, “схождение”, “сопряжение”, “объединение”, “интеграция” фиксированной и мобильной связи (такие различные термины предлагались помимо уже довольно привычной английской кальки “конвергенция”, но ни один не получил единодушного одобрения), так и не было дано. Кроме общефилософских рассуждений речь чаще шла о новых возможностях, которые появляются у пользователей благодаря совместным усилиям операторов фиксированной и мобильной связи, а также о вероятных препятствиях на пути внедрения новых услуг. Председатель конференции и выступавший с заглавным докладом Иоаким Линц, исполнительный директор консультационной компании Linz Teleconsulting, предлагает рассматривать конвергенцию сетей еще шире, добавляя к аббревиатуре букву I, обозначающую Интернет (FMI-C — Fixed-Mobile-Internet Convergence), а конвергенцию услуг передачи голоса, данных, изображений и видео называть мультимедиа-сервисами. Еще один важный аспект конвергенции — конвергенция терминалов, посредством которых конечный пользователь получает разнообразные услуги. Их тоже можно объединить (“конвергировать” в некотором смысле) с сервисами. Иоаким Линц отметил, что такое объединение сервисов (и терминалов) дает синергический эффект, т. е. обеспечивает пользователям гораздо большие возможности, чем простое суммирование разных услуг или счетов за них. Генеральный директор консультационной компании “Линкс” Алексей Полунин считает невозможной реализацию FMC без внедрения сетей нового поколения (NGN), а другим не менее важным аспектом — соблюдение авторских прав создателей контента, для доставки которого собственно и создаются и совершенствуются новые современные сети. Некоторые российские компании (“Гарс Телеком” совместно с “Мегафоном”, “Телекомпродукт”, СМАРТС и “Хит Телеком") уже несколько лет предлагают услуги и продукты, которые можно отнести к сфере FMC, — интеллектуальную маршрутизацию вызовов между офисными и мобильными телефонами, упрощенный набор номера на мобильном аппарате (внутрикорпоративная сокращенная нумерация, показ статуса набираемого абонента). И достигли на этом поприще больших успехов. Их внедрение намного повышает удобство пользования мобильными телефонами корпоративных клиентов, а в ряде случаев дает значительную экономию на мобильной и междугородной связи. Естественно, есть подобные продукты и в арсенале признанных производителей телекоммуникационных продуктов (Alcatel, Ericsson, Lucent, Motorola, Nortel и Siemens). Последние подходят к вопросу FMC более комплексно и предлагают такие услуги в рамках своих хорошо известных решений. Постепенно меняется взгляд на проблему и у провайдеров. Период экстенсивной “мобилизации” телефонной связи и соответствующего ему противостояния фиксированных и мобильных операторов постепенно заканчивается, прежние конкуренты начинают совместно искать пути повышения или сохранения доходов. Впрочем, у этого недавно зародившегося в нашей стране направления телекоммуникационного бизнеса неожиданно появились нормативные препятствия, которые могут существенно осложнить его дальнейшую судьбу. Регулятивный акт Мининформсвязи РФ требует с начала 2006 г. все звонки “фиксированный – мобильный” пропускать через узлы фиксированной связи местного зонового оператора, что препятствует развитию не только услуг FMC, но и широко распространенной IP-телефонии, а также и отдельному бизнесу сотовых операторов. Особое беспокойство по этому поводу высказали начальник службы новых технологий и услуг СМАРТСа Дмитрий Багдасарян и представитель “ВымпелКома” Леонид Симкин. Многие участники конференции согласились с тем, что будущее — не за технологиями, а за услугами связи, и конечному абоненту все равно, каким образом к нему доставляется услуга. Оптимальным вариантом было бы, чтобы абонент вообще не замечал, услугами какой сети он в данный момент пользуется, и получал единообразный сервис независимо от местоположения, состояния и обеспечивающих этот сервис каналов связи. Пока всё это выглядит как сказка, но тем не менее “киты” телекоммуникационной индустрии полным ходом работают над реализацией такой концепции и уже демонстрируют новые подходы и прототипы устройств. Концепция FMC, как уже упоминалось, неразрывно связана с построением сетей нового поколения (NGN), а также с внедрением мультимедийной IP-подсистемы (IMS —IP Multimedia Subsystem). Главным средством реализации подобных сервисов станут широкополосные каналы, путь к широкому внедрению которых прокладывается с двух сторон. С одной стороны, это беспроводные IP-коммуникации, идущие скорее из компьютерного мира, Интернета и сферы IP-коммуникаций, — технологии Wi-Fi, Bluetooth, WiMAX и UWB, а с другой— развитие высокоскоростных сервисов передачи данных в сотовых сетях второго и третьего поколения (EDGE, EV-DO, HSPDA). Пока трудно определить, кто победит в соревновании будущих высокоскоростных беспроводных технологий передачи данных, но ясно одно, что без них идея FMC нереализуема. Если же рассматривать только конвергенцию сетей фиксированной и мобильной связи (не касаясь услуг), то эта идея далеко не нова, и сеть любого оператора мобильной связи большей частью состоит из фиксированных линий, которые обеспечивают инфраструктуру сети, и лишь на “последней миле”, от базовых станций до сотовых телефонов, работают радиоволны, обеспечивая абоненту возможность передвижения без обрыва связи. Но это – небольшая часть масштабного процесса конвергенции фиксированной и мобильной связи, перспективы которого поистине безграничны.