Понятие FMC, подобно отражению в воде, дробится на почти неузнаваемые фрагменты, неуловимо трансформируясь в зависимости от ветра (тренда рынка), времени (состояния технологий) и типа водного пространства – море, река или пруд (то бишь территориальной принадлежности игроков и их технологических предпочтений). Если вы сомневаетесь, вернитесь на предыдущую страницу. Широта определений FMC отражает неустойчивость идеологической концепции, предложенной более 10 лет назад, когда ни о чем, кроме телефонии, в мобильном мире и не слыхивали. Но почему эти фрагменты не складываются в единый пазл? Возможно, причина в технологическом несовершенстве составляющих (мобильности все еще не хватает ширины канала)? Возможно, в производителях, старающихся удержаться в сытной и теплой нише? Или в бедственном состоянии проводной инфраструктуры (не только в России, но и во многих развитых странах мира)? А может, и в глобальных регуляторных нестыковках, когда технологии опережают правила их использования. Но если в зарубежье (Великобритания, Франция, Юго-Восточная Азия…) – хаос фрагментов все же имеет тенденцию к упорядочению, то в родном отечестве картина напоминает взрыв звезды. Каждый из разлетающихся осколков, хоть формально и принадлежит «звезде» (FMC), возможно, никогда не сможет сложиться с другими в цельное отражение. Для получения более ясного представления о характере этих фрагментов «ИКС» провел свой традиционный опрос участников рынка. Состав респондентов определился достаточно быстро: проводные и сотовые операторы и поставщики FMC-решений. Нет на этом рынке ни «чистых» операторов BWA (исключение –«Комстар-ОТС», но у него есть и другие активы), ни спутниковых операторов. Судя по предложениям на сайтах компаний, FMC-сервисы предоставляют в России не более 10–15 операторов, часть из которых (например, «МегаФон») даже не упоминают этой аббревиатуры в описании услуг. Другие, напротив, делают акцент на этом (безусловно, модном) словечке, но предлагают сервисы только корпоративному рынку. Технологически мы, как всегда, на шаг позади зарубежья. «Они» – на этапе использования двухмодовых трубок и радио/видео, а большинство «наших» предлагают лишь единый перекоммутируемый номер, правда, с единым счетом. Некоторые из операторов, казалось бы, имеющие все шансы стать «передовиками производства», вовсе не играют на этом поле. Например, ни слова об FMC нет на сайте «Скай Линка», несмотря на используемую в его сети технологию CDMA2000 1X EV-DO, способную обеспечить наряду с голосовой связью мобильный доступ в Интернет и передачу данных со скоростью до 2,4 Мбит/с. Такие параметры каналов просто созданы для FMC, но…. Нет партнера для фиксированной связи? Хранят молчание и «Голден Телеком» с «ВымпелКомом» несмотря на кулуарные разговоры о тестировании этих сервисов на Украине и, возможно, в РФ. Опрос «ИКС» показал, что не все операторы одинаково понимают «технологическое наполнение» термина FMC. Для кого-то он пока олицетворяет первый этап эволюции (т.е. телефонию), для других (числом поменее) становится стимулом к кардинальной модернизации сети, направленной на объединение в «конвергентном пакете» максимально возможного количества прикладных услуг. Мы увидели также национальные особенности понятия FMC. В их числе, как всегда, регуляторика и (что тоже не вызывает удивления) ментальность, сохранившая-ся с времен зарождения рынка, когда партнер воспринимался прежде всего как соперник в борьбе за абонентскую базу. Умение найти компромисс с партнером по бизнесу ценится российскими операторами (рисунок) даже несколько выше, чем хорошая сетевая инфраструктура, способная предоставить технологически совершенные сервисы. Предсказуемым оказалось и мнение операторов о факторах роста спроса на FMC-сервисы (см. рисунок). Львиная доля таких услуг потребляется корпоративным сектором, тогда как «домашние» FMC у отечественных телекомов не в почете. Вместе с тем низкая осведомленность потребителей о конвергентных сервисах заставила поставщиков услуг счесть наиболее важным фактором именно «просвещенность». Заметим, что практически все полагают, что FMC-сервисы актуальны только для компаний с высокой степенью мобильности сотрудников и практически все (за исключением «Центрального телеграфа» и ACBT) считают главным потребителем крупные организации. Близких перспектив для «физлиц» не видит никто. Возможная причина – стоимость сервиса, хотя цифры определяются при заключении договора и (как водится) не разглашаются. Интересные тенденции замечены и на рынке поставщиков решений. Наиболее популярные, базирующиеся на IP, чаще всего используют SIP, но не избегают и эмуляции традиционной телефонии для достижения FMC-эффекта. Ряд крупных производителей ориентируется на конвергенцию на базе архитектуры IMS. И, как всегда, каждое из решений имеет для российской действительности свои плюсы и минусы. FMC: cui prodest? На этот вопрос ищет ответ каждая компания, ввергаясь в новый проект. Он вдвойне острее, если речь идет о проекте конвергентном. Подтверждение этому «ИКС» нашел в дискуссии операторов. «ИКС» Каковы потребности и возможности российского рынка в разных сочетаниях типов связи: fixed + mobile, mobile + Internet, BWA + mobile, BWA + fixed? С. ОЛЕНИН, директор по развитию АСВТ: Разобьем вопрос на части, чтобы посмотреть, кто будет ведущим в каждой связке. Fixed + mobile. У мобильных операторов (даже если не брать в расчет количество абонентов) есть то, чего никогда не будет (или очень сложно получить) у оператора фиксированной связи – частоты и развернутая сотовая инфраструктура. Поэтому первое место в этом тандеме за mobile. BWA + mobile, BWA + fixed. С появлением Wi-Fi, а тем более с развертыванием сетей WiMAX повышается опасность увода части местного трафика в эти сети и от операторов fixed, и от операторов mobile, как в эпоху расцвета карточных платформ и VoIP это случилось с международным и междугородным трафиком. Думаю, что сотовые операторы не захотят повторения истории с VoIP, но не упустят возможности перехватить часть трафика у фиксированных операторов. Так что связке mobile + BWA – быть, причем первую скрипку здесь опять будет играть mobile. Связка BWA + fixed естественная для российской действительности, особенно когда стоимость последних мили и дюйма с каждым годом увеличивается. Но через какое-то время может возникнуть «обратный ход», так как сети BWA не могут конкурировать с технологиями FTTx. А рано или поздно сети FTTx проникнут в места, ранее недоступные фиксированным сетям. Здесь показателен пример с «Синтеррой». Если сначала абоненты подключались по WiMAX, то после развертывания в городах фиксированных сетей часть предпоч-ла именно их. Думаю, в этой связке BWA будет играть роль «технологии быстрого захвата территории», но в дальнейшем уступит основные позиции фиксированным сетям.Mobile + Internet – взаимодополняющие технологии. С развитием интернет-сервисов, особенно интерактивных, потребность в данной связке возрастет, особенно с появлением на российском рынке технологии 3G. Но операторы mobile сами предоставляют доступ в Интернет, а сторонним операторам остается роль поставщиков контента. Для сотовиков интересен доступ в Интернет по Wi-Fi. Да и абоненту это выгодно, так как авторизация и подключение к точке доступа происходят на основе данных его сотового телефона. Одно препятствие – мало соглашений о роуминге между сетями Wi-Fi, принадлежащими сотовым операторам, да и самих таких сетей немного. Е. ПИКЕРСГИЛЬ, руководитель отдела корпоративных продаж «Соник Дуо»:Потребность в сервисах FMC, безусловно, существует, и прежде всего на бизнес-рынке. Услуга mobile + Internet продолжает развиваться, но отнюдь не заменяет «фиксированный» Интернет. Причем ноутбук позволяет подключаться и по проводам, и через Wi-Fi, и через GPRS. Но все это, на мой взгляд, не есть конвергенция фиксированной и мобильной связи в истинном смысле данного термина. Услуга mobile + Internet может полноценно воплотиться лишь на сетях 3G с высокими скоростями, но и это не будет FMC. П. РОЙТБЕРГ, директор по развитию продуктов и услуг «МТС Россия»:Потребности рынка, в том числе российского, в сочетаниях типов связи напрямую связаны с уровнем проникновения каждого из них. В России пока наибольшее проникновение имеют сотовая и фиксированная связь, поэтому именно эти сочетания будут востребованы в первую очередь. Возможности конвергенции других типов сетей зависят исключительно от перспектив их распространения и популярности у пользователей. Технические возможности позволяют создать практически любой продукт. Но реальное появление сервиса обусловлено двумя факторами: целесообразностью вывода на рынок услуги и взаимной заинтересованностью участников рынка в создании совместных продуктов. П. ГОРЕНЬКОВ, управляющий «Гарс Телеком»:Сегодня в России представлен один вариант тандема – fixed + mobile. Но сказать, что «у нас» конвергентные услуги развиты, нельзя, поскольку такие проекты можно пересчитать по пальцам: по всей стране не более 50 компаний пользуются возможностями FMC. Причин тому несколько. Основная – позиция мобильных операторов, которые не заинтересованы в развитии трансграничных сервисов – они сложные, дорогие в реализации, а доход от них неочевиден. В ближайшую пару лет ситуация не изменится: мобильные операторы по-прежнему «ревнуют» проводных к бизнес-аудитории, не сознавая, что конкуренции нет. Но ситуация от этого не меняется. П. КУЗНЕЦОВ, гендиректор «Центральный телеграф»: В России наиболее популярна модель конвергенции фиксированной и мобильной связи (fixed + mobile). Для организации клиентского доступа операторы фиксированной связи также активно применяют беспроводные технологии широкополосного доступа (BWA + fixed). Например, «Центральный телеграф» на территории Московского региона строит собственную мультисервисную сеть для предоставления услуг triple play (торговая марка QWERTY): телефония, доступ в Интернет и цифровое телевидение. С. СУЛЬЕ, заместитель гендиректора «Эквант» (торговая марка Orange Business Services): Термин «конвергенция» в последние годы стал применим практически ко всем услугам операторов как мобильных, так и фиксированных.Самый популярный сегодня вид – конвергенция проводной и сотовой телефонии. Основным пользователям этой услуги в России – корпоративным заказчикам – она дает возможность работать с единым поставщиком всех голосовых услуг на гибких условиях. Но пока в России нет оператора, который имел бы все лицензии на фиксированную и мобильную телефонию, поэтому сервис FMC реализуется в рамках агентских договоров. «Эквант», к примеру, с 2002 г. сотрудничает с «ВымпелКомом». Е. САНДОМИРСКИЙ, коммерческий директор «Мастертел»: Чаще всего сотовые операторы используют решение fixed + mobile, чтобы увеличить сотовый трафик и охватить как можно больше корпоративных клиентов. Один нюанс: потребность целевой аудитории пока не сформирована. Большинство компаний пользуются услугами и фиксированной, и мобильной связи, не задумываясь над тем, какие преимущества сулит конвергентная связь, даже такая простая, как организация короткого набора номера и единых тарифов. Поэтому для развития FMC операторы должны вести просветительскую работу, повышая информированность рынка в этих вопросах. Д. НУДЬГА, технический директор «Квантум»: Чтобы говорить об FMC, нужно разобраться с терминологией. Первоначально предполагалось, что это конвергенция сетей мобильной и фиксированной связи. Теперь зачастую FMC называют конвергенцию технологий, один из вариантов которой fixed + BWA + Wi-Fi. Это не совсем корректный подход, так как сети, даже не очень большие, редко строятся по одной технологии. В предоставлении конвергентных услуг основная проблема заключается в нежелании операторов налаживать межсетевое взаимодействие. То, что делается, делается в основном в рамках требований для лицензирования. И хотя ряд операторов объявили о совместном предоставлении FMC-сервисов, назвать это явление массовым нельзя. Рановато говорить и о ценовой стороне вопроса: еще нет ни сформировавшегося рынка, ни необходимого пакета услуг. Пока предел мечтаний – качественная мобильная связь + скоростной Интернет. И. ШМЕЛЕВ, директор по стратегическому развитию «Инфосети»: FMC-предложений на рынке очень мало и практически все они носят узкоспециализированный характер. Реализованные проекты можно пересчитать по пальцам, а все решения имеют либо маркетинговое, либо научное значение. «ИКС» Какие технические решения и финансовые затраты требуются оператору для поддержки конвергентного сервиса и какие выгоды он от него получает? Стоит ли овчинка выделки? С. ОЛЕНИН: Самое простое – fixed + mobile. Основная нагрузка (работа с конечными пользователями, продвижение сервиса) здесь ложится на оператора фиксированной связи, а задача сотового упрощенно сводится к предоставлению абонентам радиодоступа к сети фиксированного оператора и обеспечению взаимодействия сетей. Если решение рассчитано только на голосовой трафик, то (если сеть fixed не слишком старая) достаточно организовать стык между коммутаторами, «прописать» номерные планы и отладить протокол обмена между системами биллинга. ARPU у обоих операторов растет, даже несмотря на то, что в большинстве своем тарифы, включающие FMC, у сотовых операторов оптовые. Оператор fixed получает дополнительное преимущество на борьбе за корпоративного клиента. Ориентировочная величина затрат оператора фиксированной связи – $0,5 тыс. при наличии у него ядра NGN. П. ГОРЕНЬКОВ: С технической точки зрения в конвергенции фиксированной и мобильной связи нет сложностей. Билет на этот рынок стоит сегодня менее $500 тыс. Маркетинговые затраты вряд ли будут больше, если речь идет о рынке B2B. Вопрос выгоды для конкретного оператора – основной. Во-первых, существуют ограничения, которые налагает формат GSM (операторы не могут обеспечить сквозной роуминг по России с сохранением настроек короткого набора для фиксированных номеров). Во-вторых, информированность рынка о FMC-сервисах чрезвычайно низка. В одиночку рынок корпоративных клиентов не воспитать. Итог – проекты реализуются в основном на локальных рынках двух столиц. Но и здесь крупные клиенты из-за отсутствия роуминга с сохранением настроек отказываются от такого сервиса. Поэтому с точки зрения экономического эффекта FMC – дополнение к пакету стандартных сервисов, но не более. Е. САНДОМИРСКИЙ: Затраты на fixed + mobile включают и подготовку технического решения для осуществления расчетов за конвергентную услугу, и организацию стыка между мобильным и фиксированным оператором. В общем, овчинка выделки стоит, но требуются и очень весомые вложения, в первую очередь в ИТ-инфраструктуру. Хотя большинство известных мне проектов имели своей целью не финансовые выгоды, а обеспечение клиента максимально качественным набором услуг. П. РОЙТБЕРГ: Выбор конкретного решения зависит от многих факторов, в том числе от типа конвергенции, от возможностей принимающего оборудования, от аудитории, региона и т.п. Полноценная конвергенция требует существенных ресурсов: финансовых, управленческих, технических. Но и финансовая привлекательность проекта тоже зависит от типа конвергентного предложения. Однако, даже если прямые доходы от FMC невелики, внедрение конвергентных продуктов оказывает мощное влияние на повышение лояльности пользователей. С. СУЛЬЕ: Любой новый сервис требует адекватной поддержки на уровне инфраструктуры. Зачастую, если речь идет о принципиально новых технологиях, это выливается в развитие и модернизацию программно-аппаратной платформы оператора, т.е. в серьезные инвестиции. Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Конвергенция сетей возможна при наличии хорошей интеллектуальной сетевой платформы, а сами решения должны быть интегрированы в биллинговые системы. Что касается затрат, то можно позволить себе потратить и миллионы, если они через два-три года вернутся. Долю FMC в ARPU оценить невозможно, поскольку это, по сути, набор сервисов. Предложение более интеллектуальной услуги, нивелирующей лишние затраты и повышающей удобство связи для абонента, дает оператору возможность получить прибавку в доходах не за счет роста тарифов. FMC просто стимулирует потребление. Растет не только ARPU, но и объем трафика, и количество абонентов. П. КУЗНЕЦОВ: Если у оператора есть собственная номерная емкость, сеть и коммутационное оборудование, то основные затраты – на интеллектуальную платформу для предоставления конвергентных сервисов, а проект может окупиться за полтора-два года (в зависимости от каналов продвижения услуг рентабельность составит от 20 до 35%). И хотя «овчинка» прибыльна, она не рассматривается нами как двигатель бизнеса, а служит для расширения спектра услуг и, соответственно, привлечения абонентов. Кроме того (и это очень важно), разработка FMC-сервисов интересна с точки зрения технических решений и бизнес-процессов и позволяет нам поддерживать высокий уровень инженерной мысли в коллективе. «ИКС» Для каких операторов FMC-сервис более выгоден? Для сотовых 2/2,5/3G, ШБД, проводных или других? П. ГОРЕНЬКОВ: В первую очередь сервис выгоден мобильным и фиксированным операторам. Однако в силу особенностей построения подобных проектов большая ответственность ложится на оператора фиксированной связи. В зоне его ответственности: SLA, коммутационная емкость, каналы связи, биллинг, HelpDesk, cервис-менеджмент. А мобильному остается мобильная емкость, беспроводная сеть, SIM-карты. Простой подсчет показывает, что фиксированный оператор несет до 80% издержек по организации сервиса. Е. САНДОМИРСКИЙ: Выгоды есть и для операторов фиксированной связи, и для сотовых. Компании же, работающие в других сегментах телекома, вряд ли посчитают доходным этот сервис. П. КУЗНЕЦОВ: Конвергентные проекты интересны практически всем. Мобильным операторам они дают возможность получить доступ к существующей абонентской базе фиксированных. Фиксированным – обеспечить большую доступность услуг и, как следствие, больший объем их потребления. В рамках подобных проектов увеличивается набор предоставляемых услуг и доход обоих партнеров. И все же сегодня, когда абоненты склонны менять оператора фиксированной связи в значительно меньшей мере, чем мобильного, сотовым компаниям конвергентные решения должны быть более интересны с точки зрения получения стабильной активной абонентской базы. Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Эти услуги интересны всем, потому что они интересны клиенту. И тут кто придет первым – тот и выиграл. В то же время у мобильных операторов чуть больше преимуществ, потому что у них есть лицензии на мобильную связь и нередко – на фиксированную. Например, такие лицензии имеют все операторы «большой тройки». Поэтому им проще: для предоставления FMC партнер им, может быть, и не нужен. Оператор же фиксированной связи должен налаживать сотрудничество с оператором мобильной связи. «ИКС» Кто в этом случае получает бо’льшую часть прибыли от FMC-сервисов? Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Неважно, кто больше, кто меньше. Важно, чтобы каждому было достаточно, чтобы у обоих партнеров был интерес, – тогда партнерство будет развиваться. У нас несколько партнеров по предоставлению FMC («Центральный телеграф», «Кантриком», «Матрикс», «Глобус-Телеком»), и сложности в развитии сервисов тоже есть. Но их причины в первую очередь не в «выгоде», а в периодическом «редактировании» законодательной базы: приходится приводить в соответствие с законом схемы взаимодействия и переписывать многочисленные договоры (на пару «фиксированный–мобильный» – не меньше трех). «ИКС» В каком секторе рынка наибольший спрос на FMC: крупный бизнес, SMB, частные пользователи? С. ОЛЕНИН: Пока, к сожалению, частных пользователей FMC не коснулась. В российской действительности пока нет интересной модели для частных лиц. Главный потребитель – средний бизнес. Но и крупные компании не чураются FMC: это дает экономию на звонках. Так, FMC используется на Магнитогорском металлургическом комбинате, комбинате «Норильский никель», «Юнимилк», «Еврохим». Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Конечно же, крупный бизнес. Но частным пользователям он тоже интересен, поэтому и на этом рынке появляются предложения «единого номера». А малому и среднему бизнесу корпоративный FMC пока не очень важен, ведь не у каждого «малого» есть даже своя офисная АТС. П. ГОРЕНЬКОВ: Предоставлять эту услугу актуально только в бизнес-сегменте. Доход небольшой, а обслуживание может оказаться слишком хлопотным, чтобы продавать сервис «в розницу». Для малого бизнеса услуги FMC неактуальны, ибо он традиционно работает по розничным схемам. П. РОЙТБЕРГ: Главный потребитель сервисов по объединению мобильных и фиксированных телефонов – крупный бизнес. Е. САНДОМИРСКИЙ: Однозначно – крупный и средний бизнес, те компании, которые имеют разветвленную географию своих офисов и мобильных сотрудников. П. КУЗНЕЦОВ: В основном наши абоненты относятся к сегменту SOHO/SMB. И. ШМЕЛЕВ: Спрос на услуги FMC в России практически индивидуальный. Интеграторы готовы реализовать такие решения, но массовым этот рынок назвать трудно. «ИКС» Какие FMC-сервисы наиболее востребованны? Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Увы, спрос есть лишь на пару услуг: единый номер и доступ к корпоративным справочникам через виртуальную АТС. Однако замечу, что потребитель хочет не только объединить свои мобильные и фиксированные телефоны. Как правило, он не прочь экономить на связи между этими двумя множествами. Следовательно, связь между ними должна быть более выгодной, чем для каждого множества в отдельности. Поэтому в наших предложениях нет собственно FMC, а есть специфические составляющие тарифных планов, которые не только обеспечивают интеграцию нескольких сервисов, но и позволяют экономически заинтересовать потребителя в их использовании. Предлагаемый производителями набор FMC-услуг существенно шире, но российский рынок потребления пока не готов воспринять все. Кроме того, есть определенные проблемы с точки зрения нормативной правовой базы. Чтобы развивать услуги FMC, нужны изменения в законодательстве, лишь тогда возможен определенный прорыв. Кстати, о предложениях производителей. Широкое использование FMC в связке Wi-Fi + GSM тормозят недостатки двухмодовых трубок: они слишком энергоемки – батарея быстро разряжается. П. ГОРЕНЬКОВ: Взаимная переадресация, единый номер и единый счет по всей связи, группы пользователей с разными статусами, единая служба поддержки и т.п. – все эти элементы востребованы в любом бизнесе, где телекоммуникации рассматриваются в качестве конкурентного преимущества. Это компании финансовой сферы, ТЭК, издательский бизнес и др. Как такового набора уникальных FMC-сервисов нет. Есть удобство от объединения разных услуг в конвергентной сети. С. СУЛЬЕ: Наиболее востребованные конвергентные сервисы – интеграция фиксированной и мобильной связи, доступа в Интернет. Производители предлагают в первую очередь оборудование для конвергенции голосовой связи и передачи данных. «ИКС» Ваше мнение о перспективах развития FMC для корпоративных заказчиков и частных абонентов в России? П. ГОРЕНЬКОВ: Шансов, что FMC-решения станут очень популярны на массовом рынке, не так много. С внедрением мобильной связи третьего поколения ситуация еще более усложнится, ибо фиксированная связь начнет уступать и в бизнес-сегменте. Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Технических проблем нет. Но есть регуляторные. Когда законы и правила будут доработаны, чтобы предоставление этих сервисов не вызывало коллизий, развитие пойдет хорошими темпами. Но пока как-то не очень... П. КУЗНЕЦОВ: Перспективы развития FMC-сервисов в РФ неплохие. В условиях быстрого развития технологий и растущего спроса на инфокоммуникационные услуги конвергенция становится все более востребованной. И если сегодня основные потребители FMC-продуктов – средний и малый бизнес, то завтра эти услуги станут понятными и нужными и частным пользователям.